Эмигрант Иван Шмелев. Через тернии к Богу

Книги

Когда ты вспомнишь обо мне,
дня, месяца, Господня Лета
такого-то, в чужой стране,
за тридевять земель — а это

гласит о двадцати восьми
возможностях — и каплей влаги
зрачок вооружишь, возьми
перо и чистый лист бумаги…

Иосиф Бродский

Впору задуматься.

А это судьба человека, который познал то, что несравнимо ни с чем — утрату сына. Давно ли? Жив ли он сам? Как будто давно, да и сам он уже покоится с миром.

Иван Шмелев в 1922 году пережил арест и казнь сына большевиками, без суда и следствия. Но ему не сообщали о расстреле и он два года искал сына, пока не был вынужден эмигрировать в Германию, понимая, что даже не сможет предать тело своего мальчика земле. …Хотя они сами с женой чудом спаслись от казни и от голода.

Нет оправдания зверскому убийству, и Шмелев стал искать оправдание своей жизни… Мне важно, как душа его перенесла все это тогда, в пору глобальных потрясений. Как он пережил это горе? Ведь по сути никак нельзя смириться с потерей жизни человека, тем более жизни того, кого носил на руках.

Эмигрант Иван Шмелев. Через тернии к Богу

его отец сделал все, чтобы у сына было будущее. В Москве организовал плотницкую артель с тремястами работников.

его воспитает набожный старик-плотник, нанятый отцом.

, к 7 годам, его начнет воспитывать жизнь, когда отец упадет с лошади и больше не встанет.

он окончит Московский Императорский Университет.

он всей душой примет Февральскую революцию и отторгнет Октябрьскую.

Эмигрант Иван Шмелев. Через тернии к Богу

он потеряет свой московский дом (куда влезут большевики), возьмет жену и сына, пришедшего с войны, и в Крыму у него появится домик на земле, где он мечтал создать литературную мастерскую и посадить виноградник, любоваться каждой травинкой на своем клочке земли, пока не арестуют сына…

, после двух лет бесполезных поисков сына, он уедет с женой в Германию…, в надежде рассказать миру правду о том, что случилось в России, и с огромной болью в сердце, что именно он привез сына в Крым, на Голгофу…

Вот сама мысль, что ты не все сделал для спасения близкого человека, вынужден покинуть страну и дом — стать нищим и бездомным… на старости лет. Как с ней жить?

Эмигрант Иван Шмелев. Через тернии к Богу

его сборник рассказов «На скалах Валаама» критики разнесут в пух и прах, цензоры разрежут на куски, а публика просто не заметит.

, увидев острые зубы даденой ему жизни он на 9 лет прекратит писать. Но когда начнет… , это будет другой Шмелев, Шмелев, книги которого уже не отличаются тихим медленным течением сибирских рек, они беспощадны как водовороты, что сразу кружат читателя в эпицентре событий. Из его книг исчезнет маленький человек Достоевского…, а придет человек, разговаривающий с Богом.

Но это будет в Париже, там, где появится другой Шмелев.

Эмигрант Иван Шмелев. Через тернии к Богу

Поэт И. А. Белоусов весной 1922 года напишет в воспоминаниях:

Писатель Семен Юшкевич в декабре 1922 года напишет Горькому:

И этот человек, о котором говорилось выше, найдет в себе силы, и в том же 1922-м, зловещем году, напишет письмо Бунину, из Берлина в Париж.

Бунин сразу же позовет их с женой в Париж, получит для них визы во Францию, проведет переговоры с издателями о публикации книг Шмелева, вместе с женой Верой организует вечер и соберет деньги им на переезд.

В январе Шмелевы будут в Париже. Найдут там свой приют. Иван Сергеевич и Ольга Александровна будут сохранять надежду, что их сын каким-то чудом уцелел… Еще их мысли будут о судьбе России.

Эмигрант Иван Шмелев. Через тернии к Богу

Вот отрывок из того же письма Шмелева — Бунину.

Он напишет сборник рассказов "Солнце мертвых", от первого лица. По сути дневник о гибели людей от «Красного террора». Чтобы представить в каком аду находились люди, приведем факт бессмысленных, просто чудовищных казней жителей Крыма в 1920-21 гг. секретарем Крымского обкома партии Розалии Самойловой-Землячки (урождённая Залкинд; по первому мужу Берлин; по второму мужу Самойлова, партийный псевдоним-Землячка, прозвище — Демон). Тысячи людей расстреливали из пулеметов, пока Землячке не пришла в голову мысль: «».

И людей вывозили на баржах в море… топить.

От этого биотипа большевика от страха шарахались сами большевики, и писали в Кремль жалобы, чтобы ее отозвали, что и сделают в 22-м, а пока "Существо" обладало безграничным мандатом доверия вождя, и отвечало его постулату: «Диктатура есть власть, опирающаяся непосредственно на насилие, не связанная ни­какими законами" (Ленин, ПСС, т. 50, с. 245).

Память о ней увековечена в нашей стране. Прах в Кремлевской стене, и вот еще табличка!

Эмигрант Иван Шмелев. Через тернии к Богу

Увековечили… Только забыли, что кроме памяти о садистке, нужно увековечить и память о ее жертвах. Вместо шезлонгов на пляжах Крыма надо ставить памятники жертвам той бойни.

В начале надо просто не сойти не с ума.

Мы… распадаемся на глазах… и не сознаем! Да вы вглядитесь, вглядитесь… Умремте, скорей умремте… ведь ужасно теперь… теперь!., сойти с ума!

Начинать день…

Надо начинать день, увертываться от мыслей. Надо так завертеться в пустяках дня, чтобы бездумно сказать себе: еще один день убит!

Потом принимать как должное тяжелые чувства…

Бога у меня нет: синее небо пусто.

…Но потом писатель Шмелев обретет то, о чем, спустя много лет напишет психотерапевт Филипп Пери в книге «Как сохранить разум» («How To Stay Sane»):

Счастливая ты, Торпедка, — на добрых руках уходишь! Я пошепчу тебе, скажу тебе тихо-тихо: солнце мое живое, прощай! А сколько теперь больших, которые знали солнце, и кто уходит во тьме!.. Ни шепота, ни ласки родной руки…
Она тихо уснула в моих руках, маленькая незнайка.

Эмигрант Иван Шмелев. Через тернии к Богу

Теперь о важном. Он научил себя принимать горькие чувства ради спасения, нет, не людей, которых не вернешь, а правды, которая принадлежит тем, у кого есть душа. Как говорит И.Бунин в лавровской "Катастрофе": . А Шмелев — поэт мировой скорби, — писал о нем философ И.Ильин.

Несмотря на то, что до отъезда в эмиграцию Шмелев уже был автором 53 книг, свои бессмертные книги он напишет в Париже. После "" — "" и "".

Он выжил, потому искал "путь, ведущий человека из тьмы, — через муку и скорбь к просветлению"(Ильин). И символична его смерть, по пути в монастырь Покрова Божьей матери.

Пусть в земле Донского монастыря они навсегда будут вместе.

Эмигрант Иван Шмелев. Через тернии к Богу

…И слишком здесь пахнет эфиром, и душно, и слишком тепло.
Когда мы в Россию вернемся… но снегом ее замело.
Пора собираться. Светает. Пора бы и трогаться в путь.
Две медных монеты на веки. Скрещенные руки на грудь.

Георгий Адамович

Источник

Оцените статью
Саморазвитие IQ
Добавить комментарий