Военная медицина древности и Средних веков

Интересно

- Как это? — сказал эльф, зловеще растягивая слова. «Мы там, в бою, раним, чтобы умереть от этих ран. А вы, стало быть, лечите? Я вижу в этом полное отсутствие логики.

Анджей Сапковский «Владычица озера»

Придумывая фэнтезийные вселенные как идеализированные отражения европейского Средневековья, авторы кропотливо ретушируют самые отталкивающие черты дотехнологической эпохи. Прежде всего, это относится к состоянию медицины. Даже в реалистичном (и историческом) мире «Башни шута» Анджея Сапковского заживление ран не обходится без магии. В противном случае образ может показаться читателю слишком брутальным.

Появление медицины

Исследования палеолитических стоянок позволяют предположить, что наши далекие предки умерли молодыми. До сорока лет доживали лишь единицы: молодые, но отнюдь не здоровые. На его останках можно найти следы многочисленных ран (образ жизни крупного охотника сложно назвать здоровым) и признаки чудовищно запущенных болезней.

Мифом оказались якобы непостижимые сила и здоровье древнего человека. Но уже десятки тысяч лет назад люди пытались помочь раненым и больным соплеменникам. И не всегда безуспешно. Еще неандертальцы знали о полезных свойствах растений.

Достижения древних народов в области заживления ран оказались неожиданно велики: на многих скелетах можно увидеть следы хорошо сросшихся переломов. В то время для восстановления сломанной конечности использовались не деревянные шины, а глина. Иногда встречаются предположения, что руку или ногу просто закопали на пару недель. Но этот варварский метод сработал.

Таким образом, на заре человечества возникло два типа медицинских работников: целитель и мануальный терапевт. Первого лечили заклинаниями, травами и амулетами, а второго руками. В деревнях эти «позиции» оставались неизменными вплоть до распространения научной медицины.

Военная медицина древности и средневековья

Шаманы первыми ставили диагнозы. Правда, они достаточно однообразны: то болезнь, то одержимость злым духом

Сразу появилось неравенство. Целители почитались как мудрецы и пользовались всеобщим уважением. Собиратели костей, как правило, были непопулярны среди соплеменников и не имели особого статуса в обществе. О них вспомнили только тогда, когда убедится в том, что заговоры и настои помогают, стало невозможно. И зуб пришлось удалить.

Эффективность «народной терапии» со временем не возрастала. Как в пещерах, так и в деревнях в 19 веке лечение травами и магией давало мало и в основном случайных результатов. Ведь в большинстве случаев невозможно было определить, произошло ли облегчение благодаря усилиям шамана или вопреки им, невозможно. Но неудача или успех мануального терапевта проявились сразу. Неумелых, конечно, наказывали, что очень способствовало прогрессу мастерства.

Уже в эпоху неолита, когда усилились межплеменные столкновения и метательное оружие сменилось дробящим, знахари научились трепанировать разбитые черепа. Что не так уж и удивительно, учитывая тот опыт, который был у людей того времени в обработке костей.

Военная медицина древности и средневековья

Трепанированный череп найден в Перу

Медицина в древнем мире

В эпоху варварства «военная» и «гражданская» медицина еще не различались по своей организации. В бою раненые должны были постоять за себя, или их выносили боевые товарищи. Тогда раненых поручали заботам женщин.

С возникновением государств появились и предпосылки для регистрации врачей как отдельной профессиональной касты. Терапия продолжала оставаться на «пещерном» уровне. Египетские жрецы отличались от первобытных целителей лишь сложностью заклинаний и экзотическими ингредиентами зелий. Но хирурги долины Нила, имея возможность учиться, накапливать и обобщать опыт, достигли поразительного мастерства (учитывая примитивность инструментов). Египетские дантисты, у которых были только каменные инструменты, умудрялись даже сверлить и пломбировать зубы.

Военная медицина древности и средневековья

Инструменты древнеегипетского врача

Но искусство опытных целителей оставалось доступным только фараону и высшей знати. Разительный контраст в этом отношении представляла Ассирия, где обучение медицинского персонала происходило не в храмах, а при дворе. Первой задачей врачей, конечно, по-прежнему была охрана здоровья царя, но они также были обязаны служить армии, сопровождая его в походах. Ассирийцы первыми создали хорошо организованную военно-медицинскую службу.

В Греции искусных целителей сначала обучали в храмах Эскулапа, египетского целителя, причисленного эллинами к богам. Позднее возникли светские медицинские школы. Но организация не была сильной стороной греческого народа. Целители, часто самопровозглашенные и неумелые, по собственной инициативе следовали за армией в поисках работы.

Читайте также:  11 самых скандальных пап в истории церкви

Греки были хороши в другом. Им удалось заложить первые камни в основы научной медицины. Следуя заветам Гиппократа, греческие врачи пытались понять, как устроен человеческий организм, искать естественные причины болезней и устранять их. Они старались накапливать и использовать эмпирический опыт лечения, то есть давать больному то лекарство, которое при сходных симптомах уже помогало другим.

Военная медицина древности и средневековья

Врач и пациент, древнегреческая керамика

Решительный прорыв в области военной медицины был совершен в Риме после реформ Мариуса и перехода армии на профессиональную основу. С 1 века до н.э. C., валетудинариум на 1000 мест стал, пожалуй, самым впечатляющим сооружением в лагере легиона. Считавшийся храмом Эскулапа-Асклепия госпиталь был оборудован системой отопления, помещениями на 4-6 человек и ваннами для омовений. А иногда даже бассейн, что определенно можно было считать роскошью. Но оно того стоило, ведь хорошее медицинское обслуживание позволяло легко вербовать легионеров. «Армия позаботится о тебе, сынок!»

Медикус («целитель») отвечал за здоровье личного состава легиона. Под его руководством действовали команды санитаров, приданные каждой когорте, помогавшие раненым покинуть поле боя. Врачи и служащие госпиталя не входили в штат легиона и, как правило, нанимались по месту дислокации. Но если, как это могло случиться в какой-нибудь дремучей Британии, невозможно было найти людей с нужной квалификацией, их присылали из Рима.

Военная медицина древности и средневековья

Древнеримские медицинские инструменты. Сразу не отличить от пытки

Восточная медицина

Если в средневековой Европе ситуация со здоровьем была неблагоприятной, то, может быть, на Востоке ситуация была лучше? Ведь ведь последователи индийской, китайской, тибетской и филиппинской медицины теперь берутся лечить любые болезни, отдавая предпочтение тем, перед которыми бессильна «официальная» медицина.

Подписчики лгут. Почему их «традиционные» методы работают сейчас, если они не работали в прошлом, когда традиция только формировалась? И тогда они не работали. Это факт. Продолжительность жизни в Азии была даже ниже, чем в Европе. Шиладжит и иглоукалывание помогали тибетским монахам не больше, чем голодание и молитвы их европейским братьям. И не один китайский император, стремившийся жить вечно, умер в мучениях от ртутных «таблеток бессмертия».

Медицина в средние века

После распада античной цивилизации практика создания медицинских носилок некоторое время продолжалась у франков и византийцев. Более того, у последних были даже конные денщики – деспотии. Следуя за волной атакующих, они попытались подобрать павших воинов, прежде чем вторая линия кавалерии затоптала их. За каждого спасенного деспотад получал награду.

Но с установлением феодального строя ординарцы надолго сошли со сцены. На помощь оруженосцев мог рассчитывать только рыцарь во главе собственного отряда «копьеносцев». Что он и делал при малейшей возможности, не столько из благочестия, сколько потому, что спасение мастера (или, по крайней мере, его тела) считалось благовидным предлогом выйти из боя. Но, разумеется, сам рыцарь не имел права оставить сюзерена или даже ослабить копье, послав кого-нибудь из слуг в помощь оруженосцу или кнехту.

Военная медицина древности и средневековья

Слово «больница» происходит от слова «гостеприимство». Рыцари-госпитальеры обеспечивали защиту и приют паломникам, прибывающим в Палестину. Ну и лечили по необходимости

Те щитоносцы, у которых не было «группы поддержки», были вынуждены спасаться сами, и только те, кто сумел остаться в седле, имели реальный шанс выжить. Поэтому раненых и тяжелораненых, особенно после средневековых сражений, оказалось немного. Часто они вообще не упоминаются.

Если травма оказывалась легкой, первую помощь джентльмен оказывал сам, используя индивидуальный бинтовой мешок. Каждый воин в то время носил с собой чистый холст и баночку с «целебным» бальзамом — совершенно бесполезной мазью, сделанной на основе жира, а затем и масла.

Те бедолаги, которые сильно зажрались, могли только выбраться из мусорного бака и уже там спрыгнуть со стула в надежде, что после боя их кто-нибудь подберет. В связи с этим стоило иметь некомбатантов, которые раньше сопровождали средневековую армию. В основном о монахах и женщинах легкого поведения. Монахи действовали самоотверженно, но предпочитали не перевязывать раненых, а сразу отпустили им грехи. Другие «медсестры» рассчитывали на отруби, чтобы как-то отблагодарить их.

Военная медицина древности и средневековья

В четырнадцатом веке в Англии был основан Зал цирюльников-хирургов, где разрешалось вскрытие трупов (раз в год)

Читайте также:  «Счастливые люди успеха не добиваются». 35 острых цитат королевы детективов Агаты Кристи

В лагере раненые могли рассчитывать на помощь парикмахера. Лорды или товарищи платили за тех, у кого не было средств на лечение. Позднее в наемных армиях компенсацию раненым возмещали из общей казны полка.

Но парикмахер мало что мог сделать. Из колото-резаных ран высосана кровь. Застрявшие наконечники стрел удаляли ножом. Разрезанные и рваные раны промывали вином, после чего края зашивали. Вырезали фрагменты кожи и мышц, лишенных кровоснабжения. И это, собственно, все. Парикмахеры не лечили травмы внутренних органов.

При переломах кости фиксировали и накладывали шины. Естественно, это относилось только к простейшим случаям. Если кость была раздроблена, парикмахер ничего не мог сделать. В целом средневековые европейские хирурги уступали в мастерстве своим коллегам из Древней Греции, Индии, Египта, Перу. Удаление катаракты и трепанация черепа были ему недоступны. Что неудивительно, ведь большую часть времени они выполняли функции парикмахеров и санитаров.

Эликсиры, купленные у знахарей, должны были помочь воину оправиться от раны. Преследуемые церковью волшебники христианской армии предлагали свои зелья «из-под прилавка». Но много и дешево. Что еще более важно, его лекарства были действительно полезны до определенного момента. Потому что, вопреки слухам, в его состав не входили мухомор, сушеные пауки и помет летучих мышей. В основном колдуны продавали крепкое вино, настоянное на ароматных травах.

Кроме того, раненые могли приобретать лечебные амулеты: запрещенные знахарями и разрешенные монахами. Последние, впрочем, были доступны немногим. Ведь в них якобы находились волосы, ноготь, частица кости или зуб кого-то из святых. Поэтому стоимость индульгенции за лжесвидетельство автоматически включалась в цену реликвии монахом-продавцом. Для меня.

Получив помощь в предыдущем объеме, раненые стремились вернуться домой, чтобы лечь там. Но это не всегда было возможно. Транспорт был плохим, дороги небезопасными, и далеко не все раненые были в состоянии выдержать дорогу в седле или телеге. К услугам этих несчастных были госпитали, как стационарные, обычно при монастырях, так и полевые, также укомплектованные монахами. Были хоть какие-то условия, чтобы набраться сил.

Средневековый монастырский госпиталь отличался от римского валетудинария в трех отношениях. Во-первых, не было ни бассейна, ни ванных комнат. Как, впрочем, и нет других условий для поддержания чистоты. Скорее, больница стала пристанищем для нищих и бродяг, превратив ее в рассадник болезней и паразитов.

Военная медицина древности и средневековья

«Исцеление больных», фреска 15 века

Во-вторых, не лечили. Абсолютно. Монахам запрещалось проливать кровь и таким образом проводить операции. Травничество также не допускалось. Ведь не сами травы придавали настоям свою силу, а волшебные ругательства, произносимые при их сборе и приготовлении. Монахи лишь предоставляли кров, некоторую заботу и молились за больных.

В-третьих, содержание больницы было бесплатным лишь условно. Пожертвования ожидались от раненых, у которых были деньги и ценности. Те, у кого не было денег, вышли собирать милостыню в окрестностях больницы. А бедные, но гордые.. ну, постились чуть дольше, чем положено по церковному календарю.

Военная медицина древности и средневековья

Франциск Ассизский, основатель францисканского ордена, одним из главных послушаний которого была забота о больных

Врачи

В Средние века тоже были врачи. Настоящие врачи – это врачи, получившие университетское образование. Люди очень гордые, богатые, знатные, часто посвященные в рыцари. И, пожалуй, наименее полезный среди всех разновидностей лекарей.

Дело не в том, что врач Средневековья вообще ничего не мог сделать. Кое-что он умел: например, именно в университетах образовались лучшие школы фехтования… Но лечить он не умел. Хуже всего было то, что сам врач этого не знал. И лечили безжалостно.

Военная медицина древности и средневековья

Военная медицина древности и средневековья

Средневековый дантист и кровопускание

Единственным эффективным был научный подход к лечению, введенный греками. Но они продвинулись в очень близком понимании строения человеческого тела. Представления древних врачей о природе болезней и функциях органов были самыми абсурдными. Только во втором веке нашей эры. С., Гален установил, например, что человек думает не сердцем, а мозгом, и что по артериям движется кровь, а не «жизненная сила». И он предположил, что легкие служат для охлаждения сердца.

Но Гален также основывал свои представления о физиологии на взаимодействии четырех «первичных жидкостей человеческого организма»: крови, флегмы (слизи), черной и желтой желчи.

Читайте также:  Вселенная может погибнуть из-за «дыры» в ткани пространства-времени

Военная медицина древности и средневековья

Великие врачи древности: Гален, Авиценна и Гиппократ

В средние века научный подход был полностью заменен схоластическим. Врачу было запрещено делать собственные наблюдения и выводы. Он лишь заучил заблуждения римской эпохи, превратившиеся в догмы. Что такое “схоластика” проще объяснить на примере. До XVII века в Европе считалось общепринятым, что у мухи 8 ног. Потому что так писал сам Аристотель. Доверие не мудрости древних, а своим глазам считалось тогда опасным обманом.

Вооружившись такими знаниями, доктор был очень опасен. Он пытался починить механизм, о котором понятия не имел. Таким образом, кровопускание как бы приносило быстрое и гарантированное облегчение: больной, бегая в бреду, успокаивается и засыпает. Но на самом деле они только ослабляли организм, облегчая и ускоряя переход больного в лучший мир. Пропагандируя кровопускание как вообще полезную гигиеническую процедуру, врачи оказали большую медвежью услугу.

Военная медицина древности и средневековья

Бесполезное и даже вредное кровопускание использовалось до 19 века

Именно в Средние и Новые века большое влияние на медицину стали оказывать религия, магия, астрология и алхимия. Еще в 16 веке Парацельс считал действенными средствами лечения молитвы, заговоры и гороскопы, подсказывающие, какой металл нужен организму больного. Некоторым не повезло: ртуть упала.

В древности врачи справлялись хотя бы с хирургией. В конце концов, простые парикмахеры были всего лишь мясниками. Часто их ножи излишне разрезают мышцы, нервы и сосуды, протыкают жизненно важные органы. Доктор знал анатомию. Его операции были намного безопаснее. Но средневековый врач не делал операций. И правильно, ведь анатомию он мог изучать только теоретически, по трудам самого Галена. Вскрытие было запрещено церковью.

Военная медицина древности и средневековья

«Охоту на ведьм» вели не только инквизиторы, но и врачи, видевшие в них опасных конкурентов

Слабым местом средневековой хирургии была неспособность врачей предотвратить попадание инфекции в рану. Разрез промывали только от видимой грязи и только вином, которое, в отличие от водки, не способно уничтожить заразу. Ничего не зная о микроорганизмах, врачи даже не помыли руки перед операцией.

Но даже если и промыли… Гангрена, противодействовать которой можно только антибиотиками, оставалась бичом раненых до 1940-х годов, даже такая радикальная мера, как ошпаривание раны кипятком, не давала гарантии от заражения.

В случае возникновения гангренозного воспаления надежду на спасение оставляла только срочная ампутация. Но в Средние века эта возможность была иллюзорной. Как правило, при тяжелых операциях больной погибал от болезненного удара или истекал кровью. Затем производили анестезию бутылкой крепкого вина (внутри) или деревянным молоточком (снаружи). Представления о кровообращении в то время были столь туманны, что жгут не перекрывался.

Военная медицина древности и средневековья

Военная медицина древности и средневековья

Но знатоки нарисовали красочные иллюстрации и приписали их Галену

В 15 веке перед врачами встала задача лечения огнестрельных ранений, более серьезных, чем те, с которыми ранее сталкивались хирурги. Дело в том, что повреждения от круглой свинцовой пули носят сокрушительный характер. Но это также проникает.

Кусок свинца, летевший с большой скоростью, не разрезал, а сплющил и разорвал ткань. Кроме того, пуля отбросила осколки снаряда, куски одежды, волокна от гамбезона, которые ушли глубоко в рану. Если выстрел был произведен с близкого расстояния, стоило поискать в ране еще один пыж. Условия для возникновения гангрены были просто идеальными.

Объясняя такое положение вещей ядом, якобы содержащимся в свинце, средневековые лекари пытались стерилизовать огнестрельные раны кипящим маслом. К счастью, вскоре было замечено, что такое лечение только увеличивает смертность.

Военная медицина древности и средневековья

Нож для ампутации и пила часто были последним оружием, которое видел воин

Чтобы вкрутить в свой мир такой ужасающий и натуралистичный элемент реальности, как гангрена, только Джордж Мартин отважился на цикл Вестероса. Рана великого воина вроде бы не опасна, правильно промыта и перевязана. Но через некоторое время начинает пахнуть… И все. Это смерть.

Да и у Сапковского, пока просвещенные волшебники рассуждают о генетике и эволюции, эпидемии продолжают пожинать население ведьмачьего мира. Видимо, в области микробиологии эти волшебники еще недостаточно просвещены. Что ни говори, технологическая цивилизация имеет свои преимущества.

Фонтан

Оцените статью
Добавить комментарий